1944 – 1960 Становление. В ногу со временем.

 

Начало профессиональной династии было положено творческим и семейным союзом двух людей:

Рочегов Александр Григорьевич (1917-1998) – архитектор, выпускник института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина (Ленинградская Академия Художеств).

Энгельке Мария Александровна (1918 - 2011) - живописец, выпускник института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина (Ленинградская Академия Художеств).

 

 

 

 

 

В 1944 г. молодой архитектор А. Рочегов, прекрасно владеющий архитектурной графикой, был приглашён в мастерскую Л.М. Полякова - только что созданные Государственные архитектурные мастерские Комитета по делам архитектуры. Это было время работы над проектом гостиницы «Ленинградская» на Комсомольской площади Москвы. Сложнейшая задача стилевого и масштабного синтеза памятников архитектуры (Казанский вокзал А. Щусева, Ярославский вокзал Ф. Шехтеля) и государственного заказа на формирование нового облика Москвы была мастерски решена Л.М. Поляковым. А. Рочегов является соавтором и разработчиком богатого декора фасадов. М. Энгельке - автор живописного и лепного убранства интерьеров парадных помещений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В послевоенные годы важнейшей частью подачи любого крупного проекта были цветные перспективы, позволяющие всем согласовывающим начальникам представить будущий объект во всех подробностях и в городской среде. От учеников Жолтовского исходил стереотип исполнения - со смешением акварели и китайской туши и дымчатой размывкой. А. Рочегов, используя живописную культуру, привитую Академией художеств, создал новый стиль таких листов - насыщенное цветом изображение с объёмами, моделированными скользящим светом, на фоне яркого неба с клочьями перистых облаков на его синеве. Мастерски скомпонованные и покрашенные огромные доски цветных перспектив, которые Рочегов выполнял для Полякова, привлекали мажорностью, яркостью колорита и убеждающей достоверностью. Эти работы были замечены архитектурными боссами конца 1940-х. Д. Чечулин, тогда главный архитектор Москвы, несколько раз привлекал Рочегова для подачи своих проектов, а затем поручил ему проекты двух крупных домов - на Ленинградском проспекте и на проспекте Мира (построены в 1947-1949).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По поручению Л.М.Полякова, Рочеговым в соавторстве с А. Резниченко был спроектирован и построен «Дом проектных институтов» на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе (1952 - 1955).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 1950 г. Л.М. Поляковым и А.Рочеговым был выигран конкурс на проектирование зданий и сооружений Волго-Донского судоходного канала и Цимлянского гидроузла. Этот грандиозный комплекс сохранил и сегодня художественное значение благодаря ясности композиции, единству архитектурного стиля, красоте сооружений.

Александр Рочегов вспоминает:
...Мы были тогда еще очень молодыми и рвались в бой. Вокруг Леонида Михайловича Полякова, уже вставшего во весь рост своего мастерства, собрались молодые архитекторы. Я очень гордился, что он пригласил меня работать в свою мастерскую. Волго-Дон ему предложили сделать в конкурсе с архитекторами Гидропроекта, кроме того участвовало еще несколько групп. К тому времени, в 1951 году, мы были заняты разработкой высотного здания на Комсомольской площади, ныне гостиница «Ленинградская». Л. Поляков задумал архитектуру Волго-Донского судоходного канала как единое целое — пространственный архитектурно-художественный ансамбль. Мы искали такое архитектурное решение, которое могло бы выразить величие замысла — соединить две могучие реки, рассказать людям о героической истории этих мест. Нам хотелось выразить эти высокие патриотические мысли торжественным языком русской архитектуры. У архитектуры канала свое лицо, очень цельное и на редкость последовательно прослеженное — от общего стилевого замысла, охватывающего десятки сооружений, раскинутых на стокилометровой трассе канала и ансамбля Цимлянского гидроузла, до деталей — деталей самих зданий, прорисовки окон и дверей, осветительных мачт, цепных ограждений... И все это было задумано из двух ведущих материалов — белокаменных бетонных с мраморной крошкой стен, карнизов, портиков, модульонов и чугунного литья декоративных арматур. Почему было так задумано? Еще задолго до Петра I идея соединения Дона и Волги звучала в веках. Пробовали копать, пытались... Дерзость обходилась дорого. Пришел XX век. Невероятное стало возможным и очевидным. Были проекты. Но пришла война. Она была здесь, у стен Сталинграда. И Сталинградская битва была невероятна во всем. После многих кровавых, нечеловечески напряженных, яростных дней битвы была яркая историческая победа. Тишину руин города, многотысячные вереницы пленных, триумф советских воинов, советского общества, советских людей поколения Отечественной войны... — все это надо было выразить в архитектуре канала. Трасса канала шла через поля сражений — от Сталинграда до г. Калача — здесь было замкнуто кольцо, заблокировавшее фельдмаршала Паулюса с трехсоттысячной армией непрошенных фашистских пришельцев.
Архитектура просто не могла не быть триумфальной, она должна была быть мощной и простой. Она должна была быть русской по всем своим основам, происхождению! Отсюда шли замысел и вдохновение у нас, вчерашних еще солдат Отечественной.
Конкурс был выигран.
Выиграв конкурс, надо было его реализовать. В 1952 и 1953 гг., уже работая в Гидропроекте, вместе с архитекторами Г. Борисом, Г. Васильевым, С. Демидовым, В. Мусатовым, М. Паньковым, Е. Першаниным, а также с А. Вельским, С. Бирюковым А. Ковалевым, Ф. Топуновым, Р. Якубовым, была нарисована и согласована с многочисленными технологами-механиками и электриками, гидротехниками архитектура канала. Нарисована, разработана и построена.
Уже прошло немало лет, а мне все больше и больше кажется, что выбор Л. Полякова — создать мужественную архитектуру, опирающуюся на национальные, отечественные традиции, и в то же время, современную — был правильным. Время ей добавило какие-то таинственные слова о величии прошлых битв, о славе и гармонии нашей советской эпохи. Работа в качестве одного из авторов всего комплекса канала Волго-Дон была для меня великолепной профессиональной и жизненной школой. За два-три года была проделана огромная работа: от первых конкурсных эскизов до выпуска нескольких тысяч рабочих чертежей! Это было подлинным счастьем — трудиться рядом с таким великолепным мастером, каким был архитектор Леонид Михайлович Поляков, работать в творческом содружестве с группой одаренных скульпторов во главе с Георгием Ивановичем Мотовиловым, литейщиками по чугуну, инженерами и рабочими Карачаровского механического завода, сделавшими для Волго-Дона его декоративное и пластическое убранство.

Александр Рочегов во время этой работы был в должности начальника отделения архитектурного отдела Гидропроекта и отвечал за разработку архитектуры и выпуск документации по каналу.


 


 

 

 

 

  

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

Одновременно велась работа по проектированию станций московского метрополитена. По рисункам М. Энгельке были выполнены гипсовая лепнина, прорисовка стен и керамические медальоны станции «Арбатская» Арбатско-Покровской линии. В 1957 г. Л.М. Поляков поручил М. Энгельке выполнение живописного панно на станции «Пушкинская» Ленинградского метрополитена.


 

 

 

 

 

  

 

 

 

  

 

  

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Работа в мастерской Л.М. Полякова, участие в проектировании и строительстве крупнейших сооружений своего времени установили профессиональную планку молодых специалистов на высочайший уровень.